Решение оружейного вопроса в Украине| Службы охраны, детективные агенства, охранные системы, оружие, безопасность — Киев (Украина)

Решение оружейного вопроса в Украине

 «Оружейное» законодательство в нашем государстве — сплошь профанация. Американский мафиози в Украине подумал бы, что попал в рай земной, тем более что ношение оружия его потенциальными жертвами у нас запрещено.

Единственным результатом заявления Луценко о «свободной» продаже травматического оружия стала двухмесячная дискуссия на эту тему. Конец которой, похоже, пришел после недавнего заявления от него же: »…пускай решает не сам министр, не Министерство внутренних дел, а Кабинет Министров, а еще лучше — Верховная Рада». Другими словами глава МВД, поднявший этим возом облако пыли, оттащил его по старому адресу, известному как «и ныне там…». Разве в Кабмине есть другие министры, в чьей компетенции находится оборот гражданского оружия? Что же касается ВР: разве Луценко сам не был депутатом и не помнит, что по оружейным законопроектам большинство депутатов последних созывов даже не удосуживалось голосовать?

Тем не менее, дискуссия была, как в прессе и на ТВ, так и на бытовом уровне. К единому мнению не пришли, но одно понятно — если речь идет о вопросах, не относящихся к профессиональной компетенции, люди формируют свое мнение, базируясь на чем угодно, кроме знания предмета за неимением такового.

1. «Ношение оружия всеми желающими приведет к высокому уровню преступности — как в США, где оружие продается свободно». Эта сентенция объединяет в себе два заблуждения. Во первых, утверждение об устрашающем уровне преступности в США — миф советской пропаганды, унаследованный Украиной со времен СССР. Тогда как уровень убийств, например — один из немногих показателей, по которому СССР действительно «догнал и перегнал Америку». Да и в сегодняшней Украине уровень убийств выше американского.

Во вторых, так называемая «свободная» продажа оружия в США на самом деле регулируется федеральным Законом и законами штатов (в некоторых случаях они ужесточают федеральный закон, в некоторых — наоборот). В Украине закона об оружии нет вообще, а набор оружейных «постанов» и «инструкций» в некоторых вопросах либеральней американского федерального закона. Начать можно с того, что в федеральном законе существует отдельная статья, предусматривающая тюремное заключение за сообщение ложных данных о себе в процессе оформления разрешения на оружие. Длиннее и перечень категорий населения, ограниченных в праве на оружие; например, в нем упоминаются лица, уволенные из армии по дискредитирующим обстоятельствам.

Ответственность за нелегальное гладкоствольное оружие в США — на уровне с ответственностью за нарезное. В Украине же за владение нелегальным дробовиком предусмотрена лишь административка. А действие статьи 262 УК Украины, предусматривающей ответственность за преступное завладение оружием, не распространяется на случаи завладения гладкоствольным оружием. Патроны к гладкоствольному оружию в США считаются боеприпасами (заряд картечи из дробовика по эффекту подобен попаданию сразу нескольких пистолетных пуль). Считаются ли они боеприпасами в Украине? Нет.

В США суммируют сроки заключения; использование огнестрельного оружия в насильственных преступлениях влечет за собой увеличение срока заключения на 10 лет. Если оружие оборудовано глушителем — на 30, за рецидив такого преступления «светит» пожизненное. Что в Украине? Срок за нелегальное нарезное оружие куда короче чем в США. При этом у нас срок заключения определяют по наиболее серьезной статье УК, нарушенной в процессе совершения преступления. За разбой например, предусмотрен более длинный срок, не говоря уже об убийстве — тяжкие статьи просто поглощают «оружейную». Американский мафиози в Украине подумал бы, что попал в рай земной, тем более что ношение оружия его потенциальными жертвами у нас запрещено.

2. «Продавать пистолеты гражданским — значит, вооружать бандитов, которые будут их отбирать (воровать) и использовать в преступных целях».

По данным финансируемого ООН Института Международных Исследований (Женева), в Украине на руках у гражданского населения находится около 3-х миллионов единиц оружия (данные из отчета проекта «Small Arms Survey»). В МВД зарегистрировано до одного миллиона, то есть в нелегальном обороте находится примерно 2 миллиона единиц стрелкового оружия. Милиция стабильно изымает оружие тысячами ежегодно — с такими темпами потребуется лет 200, чтобы решить эту проблему. С другой стороны, количество украинцев, потенциально готовых носить легальное оружие, оценивают в 100-150 тысяч. Даже если допустить, что все 150 тысяч пистолетов будут немедленно украдены или утеряны и попадут на «черный» рынок, окажет ли это заметное влияние на его размер? Достать оружие и сейчас не проблема для преступника — об этом говорят и представители МВД.

3. «Разрешение ношения оружия повлечет массовые расстрелы в школах». Для того, чтобы понять, что запрет на ношение оружия не имеет отношения к отсутствию массовых убийств в украинских школах, достаточно узнать, что в законодательстве Украины сейчас нет ограничений, которые помешали бы преступнику реализовать американский сценарий. Скажем, купить в магазине гражданский АК или М16, принести его с соблюдением всех правил транспортировки (и под легальным предлогом) к месту преступления. При этом, как и в США, вплоть до этого момента все его действия не будут выходить за рамки законодательства.

Процесс превращения нормального человека в серийного убийцу невозможно привязать к доступности оружия. Его вообще нельзя привязать к одному отдельно взятому фактору — их множество, и относятся они, в основном, к воспитанию, окружению, психологии и даже к биологии. Этот процесс завершается принятием сознательного решения убивать, только после этого возникает вопрос выбора средств совершения убийств, и не обязательно это будет огнестрельное оружие. Днепропетровские маньяки убили 21 человека, огнестрельное оружие ими не применялось.

4. «В ношении огнестрельного оружия нет необходимости, достаточно разрешить ношение травматических пистолетов, которые убить не могут, но могут защитить от нападения злоумышленников».

Более того, как следует из интервью журналу «Фокус» генерала милиции Савченко, речь на самом деле шла об… эксперименте. Цель которого — разрешить украинцам травматические пистолеты ослабленной(!) мощности, чтобы увидеть, готово ли общество к огнестрельному боевому оружию. «Если же появятся такие злоупотребления этим оружием, что его придётся изымать, тогда о боевых пистолетах не может быть и речи» — говорит генерал, называющий себя противником распространения огнестрельного оружия. А в достаточном количестве злоупотреблений можно не сомневаться, выдавать нужные генералам «цифры»- неписанная в законе, но главная обязанность милиции. Это будет не так уж и сложно, учитывая многолетний опыт оборота «не ослабленных» травматических пистолетов. Эффективность этого «вундерваффе» далека от заявляемой лоббистами от МВД, что подталкивает их владельцев к действиям, чреватым применением к ним статьи о незаконном обороте оружия.

5. «Милиция, будучи не в состоянии защитить граждан, перекладывает на них свою работу».

Исходя из того, что законное применение оружия против человека гражданским лицом возможно только для самозащиты, обратимся к «Закону о милиции» с вопросом: обязана ли милиция обеспечивать личную безопасность гражданина? Статья 2, «Основні завдання міліції» содержит 8 заданий. В первом из них действительно упоминается личная безопасность. Однако как следует из Статьи 22, задания реализовываются путем выполнения обязанностей; их перечень состоит из 30 пунктов. И обязанность обеспечения личной безопасности там отсутствует. Но присутствует п.13: «давати … дозвіл на придбання, зберігання, носіння і перевезення зброї…».

И как бы ни жаловался Луценко на недостаток финансирования МВД, что, якобы, не позволяет ему поставить милиционера «у каждого столба», идея со столбами не имеет отношения ни к действующему законодательству, ни к здравому смыслу. Защита отдельно взятого гражданина у отдельно взятого столба не является работой, которую обязана выполнять милиция. Она обязана прибыть к столбу по вызову и приступить к следственным действиям. Только вот процесс описания трупа в протоколе осмотра к личной безопасности убитого никакого отношения, увы, не имеет.

На этих пяти пунктах, пожалуй, и остановимся, хотя список оружейных стереотипов гораздо длиннее. Массовая неосведомленность — главное препятствие на пути решения оружейного вопроса. И хорошая среда для провозглашения резонансных пустых инициатив.



Комментировать

You must be logged in to оставить комментарий.


?>