Ошибки разведки США| Службы охраны, детективные агенства, охранные системы, оружие, безопасность — Киев (Украина)

Ошибки разведки США

 На официальном сайте Агентства национальной безопасности США уже многие годы регулярно выкладываются для всеобщего доступа рассекречиваемые документы из закрытых архивов этой спецслужбы. Эти документы позволяют узнать массу нового и интересного о тайных страницах новейшей истории. В январе этого года на сайте АНБ в публичный доступ был выложен интереснейший документ, с которого сняли гриф Top Secret, под названием «Американская криптология в годы холодной войны, 1945–1989» 

Контекст вместо секретов

Как и в ситуациях с раскрытием практически всех прочих материалов подобного рода, этот многотомный исторический обзор АНБ рассекретило отнюдь не по собственной инициативе, а вследствие настойчивых запросов извне — в данном случае запросов известного историка разведки Мэтью Эйда (Matthew Aid). Эйд прознал о существовании монументального труда объёмом свыше тысячи страниц случайно, но зато непосредственно от автора книги, ветерана АНБ Томаса Джонсона, с которым нежданно-негаданно встретился на одной из научных конференций.

Задавшись целью выцарапать книгу из секретных хранилищ, Эйд в 2006-м обратился в Архив национальной безопасности при Университете Джорджа Вашингтона и убедил его сотрудников послать официальный запрос на получение четырехтомного отчета. К концу 2007 года АНБ обработало запрос и выдало первые три тома, исключив из них около сотни страниц, опубликование которых было признано преждевременным. Почти все остальные страницы тоже подверглись тщательной цензуре и лишились некоторых абзацев, строк и отдельных слов.

Тем не менее, признает Эйд, он был ошеломлен столь редким подарком. В первую очередь потому, что по книге видно — она предназначалась только для внутреннего употребления в стенах спецслужбы. Около года после этого Эйд кропотливо работал над текстами сам, добывая недостающую информацию и восстанавливая целостную картину, ныне представленную им в книге «Тайный караул. Совершенно секретная история Агентства национальной безопасности».

Когда монография Эйда была закончена, первые три тома истории АНБ Университет Джорджа Вашингтона выложил для всеобщего доступа на своем сайте «Архив национальной безопасности», добавив их к собранию подобных материалов, получаемых по индивидуальным запросам из секретных государственных хранилищ. Лишь после того, как PDF-файлы с частями книги появились на сайте университета, в АНБ решили опубликовать их и у себя, в комплекте с рядом других рассекреченных документов похожей исторической тематики.

По словам тех, кто уже ознакомился с книгой «Американская криптология в годы холодной войны», она предоставляет историкам редкую возможность заглянуть внутрь агентства, которое в обстановке строжайшей секретности добывает разведывательную информацию путем перехвата и дешифрования линий связи. Однако при первом же взгляде на эти интереснейшие материалы становится очевидно, что о крупнейших успехах агентства там нет ни слова

Явно не желая раскрывать слишком много, в АНБ вычистили из текста все мало-мальски содержательные фрагменты, которые — по свидетельству сведущих экспертов — повествуют о подлинных прорывах в криптоаналитической разведке. Вся же прочая информация, оставшаяся после вмешательства цензоров, создает у читателя впечатление, будто самое большое в мире шпионское ухо то и дело страдало приступами глухоты.

Столь своеобразную подачу материала Мэтью Эйд комментирует так: «Для АНБ это была прекраснейшая возможность выставить себя в наилучшем свете. А вместо этого перед вами предстает картина разведывательного агентства, работавшего где-то на уровне между неплохо и посредственно». С другой стороны, подчеркивает Эйд, одна из вещей, делающих книгу Томаса Джонсона поистине уникальной среди всего ряда официальных историй, «это её освежающая открытость и честность, в равной степени признающая как впечатляющие успехи АНБ, так и тяжелейшие провалы в годы холодной войны».

Для примера, напоминает Эйд, большинство несекретных исторических работ, выпущенных Центром исследований разведки при ЦРУ, сфокусировано на тех эпизодах, которые были бесспорно успешными, — вроде легендарного самолета U-2 или проекта «Берлинский туннель» (1954–56). Однако ЦРУ упорно молчит о других историях. Таких, в частности, как провал попыток организации тайных операций и сбора разведывательной информации через агентуру на территории СССР и Восточной Европы в 1940–50-е годы. Или аналогичных неудачах в Китае в период 1950–60-х годов.

Что касается собственно автора книги Томаса Джонсона, то он всячески уклоняется от прямого ответа на вопрос, насколько отредактированная цензорами история отличается от его оригинальной версии. Другие же эксперты по разведке свидетельствуют, что для АНБ это обычная практика- чаще делать достоянием гласности провалы, нежели успехи, потому что достижения в этой сфере разведки нередко могут быть слишком уж хороши, чтобы их раскрывать.

Проект BORIS

Одну из важнейших тайных операций АНБ, начатую еще в 1950-е годы, историки разведки частенько называют «проектом Boris». Это название пошло от имени известного предпринимателя Бориса Цезаря Вильгельма Хагелина (Boris Caesar Wilhelm Hagelin), в годы Второй мировой войны сделавшего состояние на шифраторах для армии США, а в послевоенный период основавшего в Европе знаменитую и поныне корпорацию Crypto AG.

По окончании войны возник все более растущий спрос на шифраторы — для закрытия важных коммуникаций не только в военных, но и в дипломатических, банковских и промышленных системах связи. Однако собственную криптоиндустрию имели по преимуществу лишь самые мощные державы — США, Англия, Германия, Франция… Вот только все они входили в проамериканский блок НАТО, а другие государства, особенно не присоединившиеся к НАТО или Варшавскому пакту, имели веские основания не доверять криптографии, сработанной в одном из враждующих блоков. По этой причине в нейтральных странах с внушительным научнопромышленным потенциалом, вроде Швейцарии или Австрии, сложились благоприятные условия для расцвета бизнеса независимых криптофирм, шифраторам которых могли бы доверять свои секреты все — так же, как доверяют деньги швейцарским банкам

Уже к середине 1950х годов швейцарская фирма Crypto AG играла на рынке коммерческих шифраторов примерно такую же роль, как корпорация General Motors на рынке автомобильном. В такой обстановке руководство АНБ в 1957 году направило в Европу с чрезвычайно деликатной тайной миссией Уильяма Фридмена (William F. Friedman), одного из ветеранов-основателей американской криптослужбы и просто авторитетнейшего криптографа. Фридмен имел не только хорошие связи в западноевропейских разведках еще с Первой мировой войны, но и лично был знаком с Хагелином со времен его бизнеса в Америке. (Примечательно, что Фридмен и Хагелин родились почти в один год на территории Российской империи — первый в семье местечковых евреев в Бессарабии, а второй в семье шведского инженера-нефтяника в Баку.)

Итоги и сам факт секретных переговоров Фридмена с изготовителями шифраторов в Швейцарии по сию пору остаются большой государственной тайной. Однако в 1990-е годы целый ряд журналистских расследований и собранные документальные свидетельства убедительно продемонстрировали, что в результате закулисного сговора коммерческие шифраторы от фирм западных нейтральных стран, в частности Crypto AG, на протяжении десятилетий имели искусственно ослабленные криптосхемы, облегчавшие АНБ их вскрытие.

Публикация сведений даже о старых успехах, говорят они, может невольно раскрыть и поныне утаиваемые источники, дать нежелательные подсказки о продолжающихся разведывательных операциях или же повредить дипломатическим отношениям. Например, когда АНБ несколькими годами ранее рассекретило материалы о дешифровальной активности американского правительства в годы Второй мировой войны, тут же последовала критика со стороны коллег из Госдепартамента, крайне недовольных тем, что всплыли факты систематического шпионажа Америки за собственными союзниками.

Факты истории

Историю АНБ, англоязычную аббревиатуру которого — NSA — до недавних пор в шутку расшифровывали как No Such Agency, то есть «Нет такого агентства», принято отсчитывать от секретного президентского указа Гарри Трумена 1952 года, когда на основе нескольких радиоразведывательных структур в вооруженных силах США была создана единая спецслужба для перехвата и дешифрования электронных коммуникаций. Лишь спустя шестнадцать лет полномочия этого сверхсекретного ведомства были официально зафиксированы в американском законодательстве.

Еще через несколько десятилетий по трем самостоятельным поводам в АНБ вставал вопрос о написании собственной истории, однако каждое из этих начинаний было прекращено из-за гигантских масштабов работы в условиях чрезвычайной секретности. Наконец, к 40-й годовщине АНБ руководство агентства поручило одному из ветеранов спецслужбы, Томасу Джонсону, предпринять еще одну попытку.

На написание этого исторического отчета у Джонсона ушло больше шести лет. Автор поделил работу на четыре тома, описывающих четыре эры в работе радиоразведки (1945–60: Борьба за централизацию; 1960–72: Централизация побеждает; 1972–80: Сокращения и реформы; 1980–89: [пока не раскрыто]). Когда в годы работы над книгой друзья Джонсона, не имевшие высоких допусков к гостайне, спрашивали, как скоро им удастся прочесть сей монументальный труд, автор обычно отвечал: «Все мы давно уже будем на том свете, когда это разрешат рассекретить»

В 1998 году Джонсон наконец завершил отчет, а на следующий год уволился из АНБ после 35 лет службы. Все страницы его работы были проштемпелеваны строжайшим грифом Top Secret Umbra, что на жаргоне агентства означает материал не просто совершенно секретный, а чрезвычайно чувствительный к разглашению.

Сегодня, когда покров государственной тайны с отчета неожиданно был снят, с точки зрения простых американских (а также российских и всех прочих) читателей, неосведомленных в тонкостях криптографии, как одно из наибольших откровений этой книги воспринимается неспособность США на протяжении десятилетий взломать секретные советские коммуникации — после памятного дня в октябре 1948 года, который в АНБ получил название «Черной пятницы». В этот день власти СССР внезапно сменили шифры на всех своих важных линиях связи.

Хотя формально АНБ в тот период еще не существовало, военные криптологические спецслужбы-предшественницы, конечно же, работали в США очень активно. Джонсон говорит о нескольких важных эпизодах тех лет, включая и разгадывание советских шифров. В частности, подробно описана предыстория атак АНБ на советские шифры в годы Второй мировой войны, включая детали успешной англо-американской операции Venona по вскрытию одноразовых шифрблокнотов советской разведки (оказавшихся «не совсем одноразовыми»)

К сожалению, отмечает в своих комментариях к книге Мэтью Эйд, пока что АНБ категорически отказывается рассекречивать тот раздел в своей истории, что относится к «Черной пятнице». Известно лишь, что всеобщая смена советских кодов и шифров в 1948 году надежно пресекла англо-американский криптоаналитический доступ к секретным коммуникациям Москвы высокого уровня.

Проект TICOM

Американский исследователь и публицист Джеймс Бэмфорд (James Bamford) известен как автор целого ряда весьма информативных книг об АНБ США и с начала 1980-х годов имеет репутацию одного из ведущих независимых экспертов по истории этой спецслужбы. В конце 1990-х годов, работая над книгой «Body Of Secrets», Бэмфорд раздобыл материалы о деятельности в последние месяцы Второй мировой войны некоего суперсекретного англоамериканского «Комитета по целевой разведке», или кратко TICOM (Target Intelligence Committee).

Под эгидой TICOM зимой и весной 1945 года две сотни ведущих немецких криптографов были тайно переброшены из Германии в Великобританию, где им предстояло раскалывать советские шифрованные материалы. Впоследствии, благодаря средствам и методам, разработанным криптоаналитиками нацистской Германии, Америка и Англия на протяжении нескольких послевоенных лет могли расшифровывать секретные советские сообщения.

Начиналась же эта операция с того, что в марте 1945 года шесть специально подготовленных групп англоамериканского спецназа были переброшены в Германию с целью захвата немецких криптографических центров. Задача групп TICOM состояла в том, чтобы заполучить столько германского криптооборудования, документации и специалистов, сколько окажется возможным. В результате одного из таких рейдов, к примеру, был захвачен замок в Саксонии, где находился архив радиоразведки германского МИДа, так что весь этот объект, включая и штатных сотрудников, был целиком переправлен в Британию.

В ходе другого рейда была вывезена специализированная семитонная вычислительная машина, с помощью которой немцы вскрывали шифры высшего эшелона советского военного командования. Когда это оборудование вывезли и смонтировали под руководством германских специалистов, машина заработала и действительно начала дешифровать важную секретную переписку СССР. В целом же, как свидетельствуют добытые Бэмфордом документы, собранные TICOM данные позволили англоамериканской разведке впоследствии читать не только советские шифры, но и секретную переписку по крайней мере 35 стран, включая Францию, Италию, Японию, Испанию, Швейцарию и Ирландию.

В рассекреченной ныне книге Т. Джонсона деятельность TICOM несколько раз упоминается, однако без каких-либо подробностей и фактов по существу.

В немалой степени именно по этой причине разведслужбы США были крайне удивлены, обнаружив, что в сентябре 1949 года Советский Союз провел испытание собственной ядерной бомбы. Четыре года спустя с таким же удивлением они обнаружили, что на одном из советских полигонов взорвали водородную бомбу. Под большим впечатлением от этих провалов разведки в правительственных кругах США стали звучать голоса, что весьма недешевые усилия по взлому советских шифров «являются безнадежными, а потому пора прекращать их финансирование»

Ещё один важный элемент в истории АНБ (вряд ли, впрочем, являющийся для кого-то большим секретом) — это тяжелейшие междоусобные битвы, которые агентству приходилось вести с родственными спецслужбами, особенно с Центральным разведывательным управлением. Впечатляющим примером этой войны является эпизод с «Берлинским туннелем». ЦРУ умышленно отрезало АНБ от какого-либо участия в операции с подкопом и доступом к важным коммуникационным кабелям советских сил и ГДР на территории Восточного Берлина в 1954–56 годах. Тогдашний (он же первый) директор АНБ, генерал Ральф Кэнайн (Ralph Canine), как и миллионы рядовых американских граждан, узнал об операции из газеты «Нью-Йорк Таймс», после того как советская сторона обнаружила этот туннель в апреле 1956 года.

berlin_tunnel.jpg

Но самый сильный удар по авторитету АНБ был нанесен в начале 1960-х годов, когда СССР разместил на Кубе наступательные баллистические ракеты (те события вошли в историю под названием Карибский кризис). Радиоразведка, пишет Джонсон, проморгала все на свете, и советские ракеты в непосредственной близости от американских берегов были обнаружены лишь во время полетов самолета-шпиона U-2 в октябре 1962 года.

Третьему тому отчета Джонсона, посвященному 1970-м годам, досталось от цензоров больше всего. Тем не менее и там можно найти интереснейшие факты.

Например, хотя в те годы был урезан бюджет и сокращены штаты, в Форт-Миде, штаб-квартире АНБ, агентство сумело-таки до некоторой степени восстановить доступ к советским шифрованным коммуникациям. На этот успех, а также на ряд других криптоаналитических достижений, указывает лишь единственная коротенькая фраза, которую пощадила цензура: «Даже в условиях урезанного финансирования криптология выдавала самую лучшую информацию из всего, что ей удавалось добывать со Второй мировой войны»

Косвенно этот успех подтверждает и оставленный цензорами фрагмент с обсуждением темы советского вторжения в Афганистан. Согласно книге Джонсона, «обобщенные предупреждения о возможном вторжении начали поступать в сентябре, а более конкретные предупреждения опередили операцию по крайней мере дней на десять». Впоследствии Белый дом квалифицировал эту информацию, добывавшуюся криптоаналитиками АНБ, как несомненный разведывательный успех…

В ожидании тома 4

Любопытно, что сам Томас Джонсон, узнав, что один из экземпляров его труда рассекречен и передан университету, тоже захотел получить копию, для чего позвонил своей давней знакомой, занимающей заметный пост в АНБ. Однако коллега никакой книги автору не дала. По словам Джонсона, «она сказала, что не уверена, хочет ли АНБ это сделать, потому что тогда я начну всем рассказывать об этом, а им надо сначала самим разобраться со сложившейся ситуацией». Из АНБ Джонсону так и не перезвонили — и пришлось ему получать копию своей же работы из рук Мэтью Эйда

Сейчас историки энергично работают над тем, чтобы заполучить в свое распоряжение последний, четвертый том «Американской криптологии». Как рассказывает Джонсон, заключительная часть, охватывающая 1980-е годы, содержит среди прочего «несколько эпизодов, когда кое-кто наделал очень больших ошибок, за которые по справедливости следовало бы увольнять». Автор надеется, что эти весьма поучительные для истории эпизоды из четвертого тома со временем всплывут, но пока весь этот период остается, увы, строго засекреченным.



Комментировать

You must be logged in to оставить комментарий.


?>